Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:45 

"Игра началась", Лед и Пламя-9, майстрад

Amiranda (a.k.a. Bathilda)
Жизнь прекрасна и удивительна, если правильно подобраны антидепрессанты
Название: Игра началась
Переводчик: Bathilda
Фандом: Шерлок (ББС)
Бета: увы, нет
Оригинал: "The game's afoot " by kazvl; archiveofourown.org/works/845508 разрешение есть
Размер: миди (около 18 тыс. слов)
Пейринг/Персонажи: Майкрофт Холмс/Грег Лестрад, Шерлок Холмс, НП
Категория: слеш
Жанр: романтика, детектив
Рейтинг: R
Краткое содержание: Шерлок приносит брату дурные вести
Примечания: Девятая часть цикла "Лед и пламя"
Размещение: запрещено без разрешения переводчика

Что-то мне все никак не удается отбетить эту злосчастную часть, и это мешает мне сосредоточиться на следующей, поэтому у себя я ее решила выложить как есть, может, дело пойдет быстрее))

Игра началась 1


Глава 1



Ноябрь 2009

Майкрофт обреченно посмотрел на брата, вошедшего в его временный кабинет на Бёрдкейдж-уок.

— А у меня был такой хороший день, — вздохнул он. — Что ты опять натворил?

— Ничего? Почему ты делишь кабинет с этим ужасом? — спросил Шерлок, без особого интереса глядя на двух экзотических лошадей в натуральную величину и их наездников.

— Потому что проще оставить их здесь, чем переместить куда-то. Кроме того, с ними здесь удобно прятаться между совещаниями. — Майкрофт прищурился и продолжил: — От тебя воняет костром… нет, пожаром в доме, — а судя по твоим ботинкам, ты валялся на земле, в грязи. В твоих волосах тоже грязь, а на манжете рубашке — пятно крови. Ты ранен?

— Кровь не моя.

— Рад это слышать. Нет, не садись, нам еще пригодится это кресло. Ты кого-то убил?

— Нет, конечно. А ты бы меня вытащил, если бы я это сделал? — спросил Шерлок, отвлекшись от того, зачем пришел.

— Зависит от обстоятельств. — На секунду Майкрофт испугался, что Шерлок снова начал принимать наркотики. Однако если спросить его об этом, то можно было все испортить. Грегори видел Шерлока совсем недавно и не упомянул о том, что тот взялся за старое. К тому же Шерлок впервые за долгие годы выглядел здоровым.

— От того, кого я убил?

— От моего настроения. Шерлок, в самом деле.

Вместо того, чтобы, как обычно, мерить шагами комнату, подобно зверю в клетке, Шерлок встал у окна. Его непривычная неподвижность насторожила Майкрофта.

— Ты пришел с какой-то конкретной целью? — спросил Майкрофт.

Шерлок повернулся и посмотрел ему в глаза.

— Лестраду наконец-то дали дело о поджоге. В доме обнаружили обгоревший труп, идеально сохранилась только нога в ботинке.

— Восхитительно.

— Брось, — фыркнул Шерлок. — Ты никогда в жизни не был брезгливым и щепетильным. На месте преступления нашли пистолет, поэтому все должны были выйти из дома и оставаться снаружи, пока оружие не обезвредят.

— В твоем рассказе есть какой-то глубинный смысл? Должен предупредить, что даже я не могу предоставить тебе поджог по первому требованию, — рассеянно добавил Майкрофт, думая о непростом телефонном совещании, которое его ждало.

— Мы с Лестрадом курили возле дома, чтобы я мог видеть через окно, как полицейский специалист по оружию осматривает пистолет и вынимает магазин. Когда полицейский взял пистолет, дверь позади него распахнуло сквозняком, и она ударила его по руке. Пистолет выстрелил.

У Майкрофта возникло странное ощущение, будто бы кто-то ударил его в поясницу. На мгновение ему даже показалось, что он упал со стула. Ему понадобилось несколько секунд, чтобы взять себя в руки и убедиться, что он уже способен говорить.

— Насколько серьезно он ранен?

— Пуля чиркнула его по боку, вот и все. Хотя крови было больше, чем я ожидал. Судя по тому, как он ругался, ему было больно. К тому времени, как Донован закончила меня допрашивать, констебль уже отвез Лестрада в ближайшую больницу под предлогом того, что это быстрее.

— Ты не пострадал?

— Нет, — нетрепливо отмахнулся Шерлок. — Скорее всего, Лестрад спас мне жизнь. Если бы он не повалил меня на землю, пуля попала бы мне в живот.

Майкрофт стиснул зубы и словно постарел на десять лет.

— Надо не забыть поблагодарить его. Ты не счел необходимым поехать в больницу и справиться о его состоянии?

— Зачем? Рана пустяковая. Но я решил, что тебе следует знать.

— Следует, — невидяще глядя на него, подтвердил Майкрофт.

— Я не понимаю, почему он рисковал жизнью, чтобы спасти меня, — с досадой сказал Шерлок. — Потому что вы с ним?.. — Он неопределенно махнул рукой. Обсуждать более подробно отношения своего брата и Лестрада он был не готов.

Майкрофт неожиданно почувствовал себя смертельно уставшим.

— Не теряй время, пытаясь найти в его действиях скрытый мотив. Он всю жизнь посвятил защите других людей.

Шерлок задумался над этим и сказал после паузы:

— Наверное, тебе нелегко жить с ним.

Согласиться с этим, как Майкрофту хотелось, значило бы согласиться с тем, что его не устраивает Грегори таким, каким он был: упрямым, имеющим на все свое мнение, щедрым, любящим, заботливым. Без всех этих качеств их отношения, вполне вероятно, быстро развалились бы.

— Майкрофт?

Очнувшись от размышлений, Майкрофт обнаружил, что Шерлок пристально смотрит на него. Неудивительно.

— Прошу прошения, — невозмутимо сказал Майкрофт. — Через несколько часов у меня начнется сложное телефонное совещание. Что-то еще?

— Нет. — Шерлок встал, но не направился прямиком к двери. — Если только… Очевидно, будет официальное разбирательство, и Лестрада могут наказать за то, что он провел меня на место преступления.

— Да, не исключено, — отозвался Майкрофт все так же спокойно и холодно. — Когда будешь уходить, попроси Антею заглянуть ко мне.
* * *


Лестрад сидел на неудобном пластиковом стуле, сгорбившись и слегка повернувшись, потому что только эта странная поза облегчала боль в боку. Плечо же болело, как ни сядь. Ну конечно, по закону подлости Шерлок не смягчил его падение. Да еще и новое пальто, которое выбрал ему Майкрофт и которое сидело на Лестраде лучше, чем все, что он носил раньше, было безнадежно испорчено.

Лестрад шевельнулся и поморщился. Просто смешно, что царапина от пули так сильно болит. Когда он в следующий раз увидит в кино, как раненый герой легко прыгает с крыши на крышу, то попросит назад деньги за билет.

А может, он потянул мышцу, упав? Потому что у него болело вся половина тела от шеи, до пояса. Хорошо еще, что благодаря набранному в последнее время жирку на талии — спасибо, Энни! — пуля не чиркнула Лестрада по ребрам.

Приемный покой был забит до отказа, и, судя по раздающемуся со всех сторон кашлю и чиханию, случится чудо, если Лестрад не подхватит здесь какую-нибудь заразу. И если ребенок позади него не перестанет пинать ногами спинку его стула…

Расследование обстоятельств его ранения наверняка будет кошмаром. Ему как следует влетит за то, что он привел на место преступления Шерлока, да еще и позволил ему остаться рядом с домом после того, как нашли пистолет. И Лестрад был не настолько серьезно ранен, чтобы его пожалели и не слишком сильно на него наседали.

Впрочем, то, что его несерьезно ранили, было очень даже хорошо. Хотя… это как посмотреть. Надо же было такому случиться, когда Майкрофт был в Лондоне. Может, его отправят в командировку, и он не вернется, пока рана Лестрада не заживет? Вот ведь засада, стоило ему только убедить Майкрофта, что у него не опасная работа, и тут такое.

Лестрад зажмурился, поняв вдруг, что был на волосок от смерти. Он до сих пор не понимал, каким образом пуля могла его так задеть. Это была совершено невероятная траектория. Лестрад достал телефон, но вспомнил, где он находится, и убрал его обратно. Если он выйдет сейчас наружу, чтобы позвонить, то потеряет свое место в очереди, а он и так уже просидел здесь два часа и просидит еще столько же. Он бы давно уже поехал домой и сам позаботился о ране, если бы Ньютон не заставил его клятвенно пообещать, что он сдастся врачам. Ладно, парень желал ему только добра, поэтому Лестрад не держал на него за это зла. Хорошо еще, что Донован была похожа на его бывшую и не раздувала из мухи слона. Лестрад терпеть не мог, когда над ним тряслись и носились с ним, как с писаной торбой.

Правда, еще никто и никогда этого не делал.

Черт, он расквасился и начал желать себя.

В больнице было невыносимо жарко. С Лестрада градом тек пот, но одна мысль о том, чтобы попытаться снять пальто теперь, когда боль в боку немного утихла, приводила его в ужас. Он надеялся, что не получил еще и трещину в плече, когда падал. Хорошо, что дома у них было полно льда.

Донован была достаточно умна, чтобы проверить траекторию пули до того, как на место явится служба собственной безопасности.

Боже, они точно вымотают ему все нервы. Да и Майкрофт будет не в восторге от того, что Лестрад подверг опасности жизнь Шерлока.

Лестрад меланхолично подумал о том, что было бы неплохо, если бы дети вокруг перестали так громко кричать. С другой стороны, если у них ест на это силы, значит, с ними все более-менее в порядке, так что пусть лучше орут.

Лестрад готов был убить за чашку чая.

Он начал клевать носом и поэтому почти не обратил внимания на то, что его сосед встал, и его место тут же занял кто-то другой.

Пару секунд спустя Лестрад осознал, что чувствует запах сандала, ветивера, бергамота и уда, резко отличившийся от менее чем благоуханных миазмов вокруг.

— Черт, — пробормотал Лестрад и рискнул посмотреть налево.

Положив ногу на ногу, Майкрофт сидел с каменным лицом и глядел прямо перед собой. Его черные ботинки были начищены и сверкали.

Лестрад приготовился к взбучке.

Майкрофт даже не посмотрел в его сторону и не сказал ни слова. Двадцать восемь минут он просидел молча, и пару раз Лестрад даже думал, что он ему кажется. Окончательно он убедился в том, что Майкрофт ему не привиделся, когда он заметил лужицу воды на полу вокруг металлического кончика зонта-трости.

— Охрана все равно ничего не смогла бы сделать, — сказал Лестрад, не в силах больше выносить осуждающего молчания Майкрофта.

— Я собирался тебе позвонить, — добавил он через минуту, — но решил, что будет лучше, если я подожду тебя дома, чтобы ты смог своими глазами увидеть, что со мной все в порядке. Слушай, я же не специально сделал так, чтобы меня подстрелили.

Тут Лестрад чихнул и вскрикнул от боли. Он полез было за своим носовым платком, испачканным грязью и кровью, и Макрофт протянул ему свой, белоснежный и отглаженный. Впрочем, тот скоро превратился в мятый и мокрый комок ткани. Лестрад засунул его в карман пальто Майкрофта и сказал:

— Я думал, что у тебя должно было быть в это время суперважное и страшно скучное совещание.

— Должно было.

Майкрофт, наконец, соизволил взглянуть на него: более далекое от любви выражение лица трудно было себе представить.

— Не знаю, зачем ты вообще сюда пришел, если собираешь только дуться. Правда, Майкрофт, со мной все в порядке.

Лестрад понимал, что начал безудержно болтать, но ничего не мог с собой поделать. Шок обычно накрывал его не сразу, а через пару часов после того события, что его вызвало. Он снова и снова представлял, как не успел вовремя повалить Шерлока на землю. И как он рассказывает об этом Майкрофту.

— Совет: как только слышишь слово «правда», знай, что тебе лгут.

Лестрад не привык слышать такой тихий и резкий голос — так бесстрастно и холодно Майкрофт разговаривал с ним лишь в их самую первую встречу.

— Как ты узнал? — поинтересовался Лестрад.

— Не от тебя, и поэтому это неважно.

И только тогда Лестрад понял, что Майкрофт не просто дулся. Нет, он был в ярости.

— Ты и впрямь веришь, что я не заметил бы, что ты ранен? Что я не… — Майкрофт осекся, поджал губы и больше ничего не сказал.

— Ты в порядке? — спросил Лестрад, дотронувшись до его руки.

— Если ты считаешь, что, отвечая вопросом на вопрос, ты сможешь отвлечь меня, то ты меня совсем не знаешь.

— Ну да, можно подумать, твой тон и выражение лица располагают к душевной беседе, — огрызнулся Лестрад.

Майкрофт открыл было рот, чтобы ответить, но тут же захлопнул его, словно загоняя в ловушку слова, готовые сорваться с его языка. Сжав зубы так, что на его щеках заиграли желваки, он уставился на пол.

К этому времени Лестрад, нарывавшийся на ссору, уже готов был сорваться — боль всегда пробуждала в нем худшие качества, — но в самую последнюю секунду сдержался, заметив, что зонт, который Майкрофт сжимал так крепко, что у него побелели костяшки пальцев, едва заметно дрожал.

Лестрад потер глаза и снова посмотрел на Майкрофта. Когда тот работал, то, казалось, он вообще не знал, что такое нервы. Сегодня же стало ясно, что это всего лишь иллюзия.

Черт. Лестрад так волновался из-за того, что Майкрофт мог винить его в том, что Шерлока едва не застрелили, что не подумал о том, как тот воспринял новость о его собственном ранении.

— Прости, — выдохнув, пробормотал Лестрад и придвинулся поближе к напряженному Майкрофту. — Я знаю, что должен был позвонить тебе, но я не хотел тебя волновать. Поедем домой, я зверски устал.

— А еще тебе больно и тебе нужен сделать укол от столбняка и обработать рану чем-то посерьезнее почти закончившегося у нас дома гермолина. — Майкрофт встал и продолжил: — Это просто нелепо. Я не представляю, что ты делаешь в этой дыре. Идем со мной. И даже не пытайся возражать.

— Тебе еще работать и работать над твоими диктаторскими замашками.

— Грегори… — Майкрофт вздохнул. — Пожалуйста.

— Так нечестно. — Видя, что они уже начали привлекать внимание тех окружающих, которые понимали английский, Лестрад также поднялся, крякнув от боли. — Я в порядке, — быстро сказал он.

— Ну конечно. Подожди.

Майкрофт ловко соорудил слинг из своего шарфа и надел его на Лестрада. После секундной вспышки боли тот обнаружил, что со слингом плечо причиняло ему гораздо меньше неудобства.

— Так ты позволишь мне позаботиться о тебе или мне придется умолять тебя об этом на коленях? Если так, то я охотно пойду на это, — сказал Майкрофт, даже не пытаясь понизить голос.

— Не смей, — прошипел Лестрад и пошел к выходу, подальше ото всех, кто с любопытством подслушивал их разговор. — У тебя нет ни стыда, ни совести.

— Нет, я просто до безумия напуган, — просто ответил Майкрофт. — Когда Шерлок пришел ко мне и рассказал о тебе, я несколько секунд не мог ничего сказать.

— Прости, любовь моя. Черт! — выругался Лестрад, когда они вышли наружу и оказалось, что на улице стеной лил дождь. — Не думаю, что твой верный зонт такое выдержит.

— Машина подъедет через пару минут, она где-то на стоянке, — рассеяно сказал Майкрофт.

— Не могу поверить, что Шерлок сообщил тебе обо всем лично. Он меняется в лучшую сторону. С другой стороны, он знал, что будешь вне себя от беспокойства.

Майкрофт впервые за несколько часов улыбнулся.

— Я не зря говорил, что ты ему нравишься.

— Никогда не перестану удивляться тому разнообразию способов, которыми ты умеешь сказать: «Я же тебе говорил», — пошутил Лестрад, хотя и был уверен, что Шерлок пришел к Майкрофту не из-за симпатии к нему, а из-за чувств к брату. Но вслух Лестрад этого не сказал. — Но если ты прав, может, он перестанет так часто называть меня идиотом?

— Я всегда завидовал твоему оптимизму, — сказал Майкрофт и осторожно поднял воротник пальто Лестрада.

— Со мной все в порядке.

— Если бы у тебя был диплом врача, я бы попробовал тебе поверить.

— Прости за то, что Шерлока едва не подстрелили из-за меня, — сказал Лестрад.

Майкрофт моргнул, посмотрел в полные раскаянья глаза Лестрада и вздохнул:

— Грегори, я знаю, что у тебя шок, но даже в этом состоянии ты не можешь всерьез думать, что я виню тебя за что-либо. Я не поэтому был так… напуган. Бога ради, тебя могли убить! — его хриплый от волнения голос на мгновение сорвался, но затем Майкрофт взял себя в руки и повторил: — Тебя могли убить. Я и до этого знал, что люблю тебя, но просто не понимал, насколько сильно, пока едва не потерял тебя.

— А-а-а… — Лестрад смутился, одновременно почувствовав огромное облечение, и неловко переступил с ноги на ногу, но, поймав взгляд Майкрофта, вздернул подбородок и спросил: — Что?

— Не знал, что ты умеешь краснеть.

— Это все температура, — соврал Лестрад, прекрасно понимая, что улыбается, как блаженный идиот.

Майкрофт положил ладонь ему на лоб и сказал:

— Это тоже возможно. Наконец-то, — добавил он, увидев подъехавшую машину.

Из-за дождя город стоял в пробках, и Майкрофт разбудил Лестрада, уснувшего у него на плече почти сразу же, как машина тронулась в путь, только когда они приехали, куда им было надо.

— Где мы? — сонно поинтересовался Лестрад.

— Недалеко от Харли-стрит. Называй это просто Клиникой. Это небольшое медицинское учреждение, где лечатся мои люди, если в этом возникает необходимость.

Майкрофт помог Лестраду выйти из машины и вздрогнул, представив, какую боль тот испытывал.

— Центральная шпионская больница? Можешь не ждать меня, Фатима в состоянии присмотреть за мной и проследить, чтобы я не стащил фамильное серебро.

— Смирись с тем, что тебе не удастся избавиться от меня в обозримом будущем, — ответил Майкрофт.

Дверь в Клинику открылась еще до того, как они преодолели четыре ступеньки, ведущие к ней.
* * *


Лестрад с интересом разглядывал до прискорбия отлично оснащенную палату.

— Не теряйте время, пытаясь спасти пальто, просто разрежьте его, — скомандовал Майкрофт медбрату и добавил, обращаясь уже к Лестраду: — Никакое пальто не стоит твоих страданий.

— Ты вообще можешь здесь находиться? — спросил Лестрад, стараясь скрыть нервозность. Он ненавидел больницы. — Что случилось с врачебной тайной и правами пациента?

— Случился Майкрофт Холмс, — сказал вошедший в помещение худой мужчина, явно выглядевший старше своего возраста. — Добрый вечер, детектив-инспектор. Я Бонд. Джеймс Бонд, — добавил он обреченно.

Вымыв руки, он надел перчатки, а Лестрад, уставившийся на него, перевел взгляд на Майкрофта, который кивнул, подтверждая слова доктора.

— К сожалению, мои родители не читали художественную литературу и не любили кино. Иногда я думаю, что мое имя — единственная причина, по которой Майкрофт меня нанял.

— Не единственная, — заверил его Майкрофт и, как он и надеялся, это отвлекло Лестрада, одежду которого уже почти всю осторожно разрезали и сняли.

— Мне нравилось это пальто, — печально сказал Лестрад.

— Меня больше волнует его содержимое.

Майкрофт пораженно выдохнул, увидев, что рубашка Лестрада была красной от крови не только на боку, но и на плече.

— Теперь понятно, почему у вас так болит плечо. Вторая пуля нанесла больше вреда, — сказал Бонд и стянул с Лестрада останки рубашки. — Прощу прощения, но еще какое-то время вам придется потерпеть боль. Постарайтесь не шевелиться, хорошо?

— Вторая пуля? — резко спросил Лестрад.

— М-м-м, вам повезло, что она попала так высоко. Почти сквозное ранение. Мышцы, конечно, повреждены, но ничего больше, никаких серьезных и необратимых последствий. Вы быстро поправитесь.

— На месте преступления был снайпер? Где мой телефон? Моя команда еще там.

Лестрад попытался было повернуться, но Майкрофт, быстро подошедший к нему, положил холодную руку ему на плечо и сказал:

— Я обо всем позабочусь, хорошо?

Лестрад кивнул, потому что в кои-то веки Майкрофт не ставил его перед фактом, а спрашивал, и, к тому же, он знал, что так все необходимое будет сделано гораздо быстрее.

— Хорошо. И не переживай так, ты же слышал Джеймса Бонда: почти сквозное ранение, все будет в порядке. Пулю надо передать моим людям, но оформленную по всем правилами, чтобы суд принял эту улику.

— Я сейчас позвоню им. Мы будем работать над этим делом вместе, — добавил Майкрофт и приготовился к буре возражений.

Но Лестрад не в первый раз удивил его.

— Не буду терять время и спорить с тобой, но учти, что Донован будет более чем недовольна и устроит сцену. Не стоит из-за этого ее недооценивать, она хороший полицейский.

— Не будем. Я буду здесь, когда ты вернешься.

— Откуда вернусь? — нахмурился Лестад, только сейчас понимая, что, должно быть, прослушал часть разговора Майкрофта с врачом.

— С операции. Тебе надо удалить пулю.

— Мы сделаем лишь местную анестезию, но я бы предпочел провести операцию в более стерильных условиях, — сказал Бонд, многозначительно посмотрев на Майкрофта.

Потом он пробормотал что-то медбрату, и они вышли из помещения.

— Тебе необязательно ждать, ничего со мной не случится, все будет хорошо, — сказал Лестрад в наступившей тишине.

— Ты прекрасно знаешь, что я думаю о твоих медицинских познаниях, — кивнул Майкрофт. — Не будь засранцем, Грегори.

Он осторожно поцеловал его в щеку, а секунду спустя в палату вернулся медбрат, толкая перед собой каталку.
* * *


Майкрофт всегда ненавидел ждать, но то, что он испытывал сейчас, не шло ни в какое сравнение с его предыдущим опытом. У Майкрофта не проходило острое и нехарактерное для него желание от души ударить кулаком стену так, чтобы там осталась дыра. Вместо этого он мерил шагами маленькое помещение, отведенное специально для него. Он просто не мог усидеть на месте.

Жизнь и здоровье Грегори были в чужих руках, а все, что Майкрофт мог сделать, так это дистанционного руководить расследованием. Как будто…

Бонд заверил его, что это простейшая операция, но…

Заботиться о ком-то и впрямь было чертовски тяжело, ответственно и страшно. Майкрофт поежился от холода, хотя в помещении было тепло.

Плюхнувшись в кресло, Майкрофт закрыл лицо руками, мысленно снова и снова повторяя: «Пусть с ним все будет в порядке».
* * *


Удобно устроившись в кресле возле их кровати, Майкрофт взял звонивший телефон и спросил резко:

— Что?

— Сэр, у вас встреча с премьер-министром в…

— Отмени ее. Если дело чрезвычайно срочное, мы можем переговорить по скайпу.

— Не думаю, что он умеет им пользоваться, — непривычно встревоженным тоном ответила Антея.

— Тогда пусть его научит один из помощников, должны же они хоть для чего-то годиться, пусть я до сих пор и не выяснил, для чего именно. Что с расследованием по снайперу?

— Никакого прогресса, сэр.

— Передай всем, пусть прикладывают больше сил.

Майкрофт прервал звонок, не попрощавшись, и снова перевел взгляд на тихо храпевшего Лестрада. Он смотрел на него так долго, что у него начали слезиться глаза.


Глава 2


Майкрофт недоволен, Шерлок навещает больного, а Лестрад умудряется выжить после всего этого.


Ноябрь 2009.

Лестрад пересек комнату лишь в одном слинге и повязке на боку и подошел к креслу, в котором спал Майкрофт. Бутылка брэнди и пустой бокал, а также полпакета овсяных шоколадных печений на полу ясно говорили о том, в каком стрессе находился Майкрофт. Лестрад несколько раз погладил его щетинистую щеку, и Майкрофт, вздрогнув, проснулся.

— Что случилось? — резко спросил он, глядя на Лестрада такими ясными глазами, словно и не спал вовсе.

— Ничего, кроме того, что ты не в постели со мной и утром у тебя будет разламываться шея, если ты останешься в кресле. Давай вставай, — скомандовал Лестрад. — Уже почти два ночи, нам обоим нужно поспать, чтобы утром хорошо выглядеть.

Майкрофт, разминавший шею и плечи, замер и с подозрением посмотрел на Лестрада.

— Зачем?

— Ты снова будешь спасать мир, а мне нужно будет дать официальные показания в полиции. Странно, что мне еще никто не позвонил насчет этого… Боже, это ты устроил так, чтобы они пока не донимали меня, верно? Что именно ты сделал?

— Учитывая, что мы несем ответственность за расследование, ты дашь показания Балаше… Антее Пенни, если точнее, в присутствии детектива-суперинтенданта Робинсона сегодня утром в одном из наших временных штабов в пяти минутах ходьбы отсюда. Дэвид будет тебя сопровождать.

— Робинсон наверняка в восторге от этого, — сказал Лестрад, ухмыляясь. — Ты там будешь? И хватит уже сидеть статуей самому себе, раздевайся и ложись в кровать.

— Нет, меня там не будет, — сказал Майкрофт глухо, потому что как раз в этот момент он нагнулся, чтобы снять ножную кобуру, а затем ботинки и носки.

— Хорошая попытка, но ты меня не убедил, — ответил Лестрад, когда Майкрофт выпрямился. — И не смотри на меня невинным взглядом, я тебе все равно не верю.

— Я подумал, что послушаю ваш разговор. Ты не против?

— У меня есть выбор?

— Разумеется. Но, признаюсь, я очень хотел бы послушать — ради моего собственного спокойствия.

— Сказал бы я, что я о тебе думаю — украсть это дело у меня из-под носа, — мрачно пробормотал Лестрад и вздохнул. — Ладно, слушай. Зачем со мной идет Дэвид?

— В тебя вчера стреляли. Вторая пуля могла предназначаться тебе, или Шерлоку, или специалисту по оружию. Возможно даже, у стрелка не было определенной мишени, и ему было неважно, кого убить. Пока мы не установим, кто был целью, если вообще был, вас троих будут охранять. Полиция присмотрит за Адэром…

— За кем?

— За специалистом по оружию Робином Адэром. Тридцать один год, холост, детей нет. Тебя с Шерлоком будем охранять мы. Не пытайся спорить, я не спрашиваю твоего разрешения.

Это, само собой, было неправдой, потому что во всем, что касалось Грегори, Майкрофт не мог действовать без его согласия.

— Не может же Дэвид ходить за мной хвостом, пока я работаю.

— Во-первых, ты на больничном, — терпеливо ответил Майкрофт, — и, скорее всего, не выйдешь на работу еще две недели, а то и больше. Во-вторых, ты прекрасно знаешь, что ни ты сам, ни твоя команда не могут расследовать это дело из-за личного интереса. В тебя стреляли, они все — свидетели. Если бы расследование было целиком и полностью в руках полиции, им, как и делом сгоревшего мужчины, и убийств бездомных, уже занималась бы другая команда. А так Балаша сможет — и обязательно будет, — держать тебя в курсе.

— Это мое дело, — прорычал Лестрад и поморщился от боли, вызванной неосторожным движением.

Майкрофт стянул боксеры и, перешагнув через них, взял лекарства Грегори. Прочитав инструкцию, он подал тому таблетку и стакан воды. То, что Грегори послушно выпил лекарство, сказало Майкрофту все, что он хотел знать о его состоянии.

— Я знаю, сколько времени и сил ты посвятил этому делу. Я понимаю твое раздражение. Мы ждем отчетов криминалистов и баллистической экспертизы, но уже совершенно очевидно, что пуля, попавшая тебе в плечо, была выпущена из пистолета, который был в руке в Адэра.

— Я так и подумал. Неуклюжий идиот. Он должен был быть более аккуратным. Он наверняка думал не о деле, а о Донован, с которой он до этого флиртовал.

— Вероятно, отдел внутренней безопасности захочет применить к нему дисциплинарное взыскание. Его как минимум переведут в другой отдел.

— Не могу с этим не согласиться, — кивнул Лестрад. — Он едва не убил гражданского.

— Люди из внутренней безопасности хотят допросить тебя завтра, после Балаши.

— Не сомневаюсь, — пробормотал Лестрад.

— То, что Шерлок был на месте преступления, не станет проблемой, — заверил Майкрофт. — Все знают, что вы оба помогали нам с расследованием. Внутренняя безопасность будет расследовать только обстоятельства произошедшего, а не присутствие там гражданского лица.

— Ух ты, а от тебя есть толк! Я немного дергался из-за этого, — сказал Лестрад, значительно преуменьшая свои переживания. Нахмурившись, он спросил: — То, что ты выделил мне охрану, никак не отразится на тебе?

— Служба внутренней безопасности не объявит тебя героем лишь потому, что ты терпишь моего непутевого брата, — сказал Майкрофт, нежно погладив Лестрада по щеке. — Ты мой личный детектор лжи и знаешь, что я говорю правду.

— Да, — Лестрад расслабился. — Тогда все в порядке.

Пока Майкрофт чистил зубы, писал и мыл руки, Лестрад наблюдал за ним, прислонившись к косяку открытой двери, а затем сам занял ванную комнату.

— Думаю, мне стоит сегодня лечь в другой комнате, — сказал Майкрофт, глядя, как Лестрад пытается поудобнее устроиться на кровати.

— Ты слишком много думаешь, в этом твоя проблема. Ложись. Я терпеть не могу больничные, поэтому буду ворчливым и недовольным, так что лучше меня не злить.

— Считай, что я испугался, — поцеловав его в макушку, сказал Майкрофт. — Что, если ночью я задену твое плечо или бок?

— Я выругаюсь, пну тебя, и мы снова заснем. Я сплю лучше, когда ты рядом, — добавил Лестрад, и это положило конец спору.

— Хорошо, но не говори потом, что я тебя не предупреждал. Но сначала давай я помогу тебе лечь поудобнее — у меня есть опыт в постройке крепостей из подушек. Шерлок, когда ему было четыре, — предвосхитив вопрос Лестрада, сказал Майкрофт.

— Радуйся, что он никогда не увлекался физикой, — отозвался Лестрад и снова охнул от очередного неосторожного движения.

— Откуда ты это знаешь? И нет, не надо мне помогать, — чуть раздраженно фыркнул Майкрофт.

В ответ Лестрад показал ему средний палец.

— Земля все еще вертится вокруг Солнца. Шерлок взорвал бы планету, просто чтобы проверить, возможно ли это.

Майкрофт хмыкнул и продолжил раскладывать подушки так, что Лестрад мог нормально лечь. В конце концов, с помощью принесенных из соседней спальни подушек, Лестраду удалось устроиться так, чтобы ни плечо, ни бок не болели.

— Разбуди меня, когда будешь уходить утром, — пробормотал Лестрад, у которого уже закрывались глаза.

Майкрофт нечленораздельно проворчал что-то успокаивающее.

— Это «да»? — открыл глаза Лестрад.

Майкрофт пошел по пути наименьшего сопротивления и кивнул.
* * *


Точно зная, что Грегори в безопасности и находится двумя этажами ниже его временного кабинета, Майкрофт смог нормально поработать, удивляясь, как всего за двадцать четыре часа у него скопилось столько неотложных дел.

Поглощенный мыслями об одной сложной проблеме, Майкрофт даже не сразу посмотрел на дверь, когда та с грохотом распахнулась, и в кабинет ворвался Шерлок.

Взбудораженный помощник развел руками, говоря, что не мог остановить незваного гостя, и Майкрофт решил, что заменит его кем-нибудь более компетентной при первой возможности.

— Пришел сказать, что кого-нибудь выбросили из окна? — равнодушно спросил Майкрофт Шерлока.

— Я знал, что ты не удержишься и сунешь свой длинный нос с мои дела! Ты украл мое расследование! — заявил Шерлок, на обычно бледных щеках которого играл сейчас легкий румянец.

— Ну, мне небезразлична судьба Грегори, — заметил Майкрофт.

— Грегори? Кто это? — спросил Шерлок и заработал сомнительное удовольствие оказаться в центре пристального внимания Майкрофта.

— Если это шутка, то весьма дурная.

— Я никогда не шучу, — нетерпеливо и не вполне правдиво ответил Шерлок. — Так кто это?

— Детектив-инспектор Лестрад. Ты не знал, как его зовут? — В обычно мягком голосе Майкрофта прорезались стальные нотки.

— Какой в этом смысл? Мне это неинтересно. Что? — резко спросил Шерлок, не выносивший того, что Майкрофт мог одним взглядом превратить его одиннадцатилетнего нашкодившего мальчишку.

— Мне представлялось логичным, что ты можешь проявить хоть какой-то интерес к мужчине, который спас тебе жизнь с риском для себя, даже если тебя не заботит мой партнер.

— Смысл запоминать имена твоих партнеров? Я не предполагал, что этот продержится дольше остальных, — честно сказал Шерлок. Он стоял напротив Майкрофта, по другую сторону стола, служившего сейчас письменным. — Я не понимаю, как ты можешь… иметь отношения с кем-то столь заурядным, — выпалил он.

Только произнеся это вслух, он осознал, что именно сказал, и ему хватило совести отвести глаза, мысленно сражаясь с двумя противоположными желаниями: сбежать с поля боя или извиниться.

Молчание длилось настолько долго, что стало неудобным, и за это время Майкрофт снова овладел собой и надел маску невозмутимости, в которой привык работать.

— Иногда ты поражаешь даже меня, — в конце концов сказал Майкрофт. — Думаю, тебе лучше уйти.

Он не повысил голос, но это ему и не требовалось — он и без этого умел заставлять людей слушать себя.

— Ты не собираешься его защищать? — Шерлок нервно преступил с ноги на ногу под сумрачным взглядом брата и, поймав себя на этом, застыл.

— От капризов избалованного ребенка? Не говори ерунды. И не связывайся со мной до тех пор, пока не научишься себя вести.

— Если бы я знал, что этого достаточно, чтобы ты держался подальше… — начал было Шерлок, но осекся, когда Майкрофт медленно встал.

— Через неделю тебе исполнится тридцать три, но ты до сих пор ведешь себя как невоспитанный подросток. Должно быть, несколько громких успехов в качестве ищейки вскружили тебе голову.

Шерлок открыл было рот, чтобы возразить, но снова напоролся на холодный немигающий взгляд, покраснел и быстро ретировался.
* * *


Допрос прошел даже лучше, чем Лестрад надеялся, и он приехал домой уже к обеду, в душе очень этому радуясь, потому что ему требовалось передохнуть. Он был вымотан, и не в последнюю очередь из-за боли: утром он не пил болеутоляющее, чтобы на допросе у него была ясная голова. В итоге теперь плечо у него болело так, словно в него воткнули раскаленную кочергу и поворачивали ее при каждом шаге Лестрада.

Чувствуя за спиной Дэвида, который не отходил от него ни на шаг, Лестрад пожалел, что заупрямился и не поехал на машине. Было даже смешно, что пятиминутная прогулка отняла у него столько сил.

Когда Лестрад приблизился к дому, у него упало сердце: Шерлок стоял, привалившись к двери.

— Лена нет дома? — спросил Лестрад, неловко пытаясь достать ключ.

Шерлок вздохнул, залез к нему во внутренний карман и быстро вытащил оттуда ключ. Открыв дверь, он зашел внутрь вслед за Лестрадом и недовольно признался:

— Лен меня не пустил.

— Если ты оскорбил его или Энни…

— Я и слова им не сказал. Но они всегда больше любили Майкрофта. Ты ужасно выглядишь.

— Жизнь заиграет новыми красками, когда я приму болеутоляющее.

Второй пролет показался Лестраду таким же высоким и крутым, как Эверест. Сжав зубы, Лестрад едва удержался от того, чтобы не схватиться за плечо. Шерлок обогнал его и направился прямиком в хозяйскую спальню.

После секундной заминки Лестрад поспешил за ним, отчаянно надеясь, что на видном месте не лежит чего-нибудь, не предназначенного для чужих глаз. Он добрался до ванной как раз к тому моменту, когда Шерлок спустил в унитаз его лекарство.

— Ты, придурок… — Лестрад обреченно привалился к косяку, поморщился и снова выпрямился. — На кой черт ты это сделал?

— К ним легко можно привыкнуть, — яростно ответил Шерлок.

— Поэтому там было мало таблеток, всего на три дня. Черт! Мне бы сейчас очень пригодилась хоть одна.

Поняв, что он ноет, как недовольный и обиженный ребенок, Лестрад вернулся в спальню, с трудом стащил ботинки, лег на кровать и облегченно вздохнул.

— Если хочешь осмотреться, я все равно не смогу тебе помешать.

— У тебя есть парацетамол? — резко спросил Шерлок.

— Нет.

— Ничего, можно обойтись и без него. С тобой все будет в порядке. Лучший способ справиться с болью — занять мозг. Как идет расследование?

Лестрад с трудом открыл глаза, досадуя на то, что у него не было сил на то, чтобы врезать Шерлоку по яйцам и вышвырнуть его из дома за ухо. А затем он вдруг увидел, что Шерлок ведет себя так из-за плохо скрываемого отчаяния. До этого Лестард не задумывался о том, как Шерлок отреагировал на то, что его чуть не застрелили. Наверное, именно поэтому Лестрад был не единственным, которому требовалось что-то, способное заглушить боль.

— Довольно неплохо, как ни странно. Будь другом, сделай чай и сообрази что-нибудь поесть, я умираю с голода. Накормишь меня, и я расскажу тебе все, что знаю.

После этого Лестрад задремал и проснулся, только когда Шерлок вернулся в спальню, принеся поднос с диким сочетанием блюд. Лестрад решил, что люди не зря говорили о целительной силе сна, даже короткого: он снова чувствовал себя человеком.

Шерлок выглядел так, словно вот-вот взорвется от нетерпения, и поэтому, пока Лестрад ел остатки лосося, салат из кускуса, тост, мед и яблочный пирог, он рассказал ему, как продвигается расследование.

— Помощница Майкрофта чертовски хорошо руководит расследованием. Донован ее ненавидит, — добавил он.

Слегка усмехнувшись, Шерлок ответил:

— Антея поднялась в моих глазах. Детали, мне нужны детали.

— Криминалисты из команды детектива-инспектора Смезерса провели предварительный осмотр места преступления до того, как мы туда приехали. Они клянутся, что под сгоревшим диваном не было никакого сейфа. Их слова подтвердила криминалистическая экспертиза. Огнеупорный сейф положили под диван после пожара.

— Один из твоих криминалистов?

— Как бы я ни хотел, чтобы это был тот новый криминалист, Андерсон, зачем им это? Да и не было никакой гарантии, что я вызову именно их.

— Об этом я забыл, — признался Шерлок, поерзав.

— Команду Смезерса допросили и продолжают допрашивать, и пока что по меньшей мере двое подтверждают алиби друг друга.

— Отлично, твои мозги снова начинают работать.

— Иди на хрен, — жизнерадостно сказал сытый Лестрад. — Возьми сыр и печенье, этот бри сейчас сбежит из тарелки.

Шерлок стал рассеянно, но весьма энергично помогать Лестраду опустошать поднос.

— Пистолет, совершенно очевидно, нужен был, чтобы заманить на место преступления специалиста по оружию.

— Именно. И это значит, что Майкрофт может снять с нас охрану.

— Размечтался. Он очень о тебе заботится и беспокоится.

Лестрад пристально посмотрел на него, подозревая, что Майкрофт с Шерлоком не так давно общались друг с другом, и, хоть он и не представлял, о чем именно, вряд ли их разговор был из приятных.

— А я — о нем. Восхитительный пирог, но не помню, чтобы я видел его в холодильнике.

— Я совершил набег на кухню Энни, — спокойно ответил Шерлок.

— Спасибо за предупреждение, — сказал Лестрад. Энни всегда была гостеприимна, но кухня была ее суверенной и охраняемой территорией. — В любом случае, положить сейф под диван можно было только в течение двадцати минут, когда никого из обеих команд криминалистов не было в доме. Учитывая, сколько вокруг было народа, любой, у кого имелся защитный костюм и маска, мог это сделать, и вряд ли кто-то обратил бы на него внимание, тем более что это заняло бы всего пару минут. Ты видел, какие чемоданчики носят некоторые криминалисты, — в такой легко спрятать мини-сейф. А обеспечить надежную охрану места преступления из-за недостатка людей и свалки за домом было невозможно.

— Зачем кому-то понадобилось убивать специалиста по оружию?

— Это они и пытаются выяснить. У него несколько подружек одновременно, поэтому я ставлю на личную жизнь. Скорее всего, стрельба не связана ни с пожаром, ни с делом о частях тел. Ты понимаешь, почему мы с тобой не можем участвовать ни в одном из этих расследований?

— Но это тебя подстрелили, я-то тут при чем?

— Ты свидетель, Шерлок. И, к тому же, ты еще не исключен из списка потенциальных жертв стрелка. Тебя ни за что не пустят на место преступления, так что даже не думай об этом. А если ты собираешься оскорбить Майкрофта, то отвали, — резче прежнего скал Лестрад.

— Не собираюсь. Ну, точнее, я не хотел сказать ничего такого, чего уже не говорил. Ты спас меня от ранения, возможно, смертельного. Ты сделал это из-за Майкрофта? — внезапно спросил Шерлок, не глядя на Лестрада.

— Идиот! Нет, конечно. Черт, из-за тебя я пролил чай. Унеси поднос. Бог свидетель, иногда я тебя совершенно не понимаю. Ты из-за этого пришел?

— Не совсем, — ответил Шерлок и поставил поднос на комод, стоявший у противоположной стены. — Ты должен мне десять фунтов.

— С чего это?

— Мы поспорили, ты сказал, что я выведу из себя пожарного, я этого не сделал. Зато это сделал ты.

— Это еще почему?

— Твое ранение вызвало суматоху, всю пожарную бригаду несколько часов допрашивали, хотя они должны были в это время отдыхать.

Лестрад пробормотал себе что-то под нос и сказал:

— Я буду тебе должен. Не знаю, где мой бумажник.

— Я могу его найти.

— Просто прекрати ходить туда-сюда, у меня от тебя голова кружится. По заключению пожарного, катализатором послужила воспламеняющаяся жидкость в презервативе.

— Объясни, — потребовал Шерлок, нависнув над Лестрадом.

— Наполняешь презерватив воспламеняющейся жидкостью, например, из зажигалки, и подвешиваешь его над горящей свечой. Резинка прогорает, катализатор попадает на пламя — и привет. В двух местах в гостиной были найдены следы воска, то же самое — в подвале. Личность жертвы по-прежнему не установлена, но умер он еще до пожара. Причина смерти также пока не установлена. Может, анализ ДНК нам что-то подскажет, но результаты будут не раньше, чем через пару дней. Ты знаешь, что невозможно торопить науку, — добавил он, когда Шерлок выразил свое нетерпение.

— Они уверены, что нога принадлежит тому же человеку, который сгорел?

— Нет, пока не будут готовы результаты экспертизы, ничего нельзя сказать наверняка. Нога точно была заморожена, в этом патологоанатом не сомневается, но от тела осталось так мало, что, возможно, анализ ДНК ничего не даст.

— Просто отлично. Это дело о частях тел невероятно раздражает, — резко сменил было тему Шерлок, но тут же спросил: — Насколько эффективен подобный способ поджога?

— Забавно, что ты спросил об этом. Как я понял, не слишком надежный, надо иметь большой опыт, чтобы все удалось. Это наводит на мысль о том, что тот, кто сделал это, возможно, серийный поджигатель или, по крайней мере, много практиковался. Но, опять же, он может не иметь никакого отношения к частям тел.

— Однако может быть связан со стрельбой, — задумчиво сказал Шерлок.

— Именно. Я частично даже рад, что не участвую в расследовании, — словно пытаясь убедить самого себя, сказал Лестрад.

— А я — нет. Могут пройти месяцы, прежде чем ты получишь еще одно дело о поджоге. Поджигатель может быть никак не связан с убийцей, оставляющим нам части тел. Возможно, это просто любитель, которому повезло. Скорее всего, это мужчина, от пятнадцати до сорока пяти лет, — добавил Шерлок.

— Хм. На мой взгляд, слишком уж это удачное совпадение. Нет, думаю, убийства и поджог связаны. А если покушение на убийство кого-то из нас было совершено по личным мотивам, если оно связано с сексом и чувствами, невозможно определить пол стрелявшего, — мрачно сказал Лестрад.

— Мне нужны подробности и факты! — раздраженно воскликнул Шерлок. — Раз ничего этого у меня нет, придется самому провести несколько экспериментов. Мне нужны презервативы. Еще что-то, из чего можно соорудить треноги… хотя, пожалуй, подойдет вбитый в стену гвоздь, воспламеняющаяся жидкость, секундомер…

— Свечи и спички.

— Это есть у меня дома.

Лестрад выпрямился так быстро, что это вызвало новую волну боли.

— Шерлок Холмс, если ты собираешься устроить пожар в своей квартире, я лично тебя арестую. И не думай, что я этого не сделаю. Твоя квартира и без того пожароопасна, а остальные жильцы не такие шустрые, как ты, и не успеют убежать.

— Я не настолько безответственный, — возмутился Шерлок.

Лестрад фыркнул в ответ и сказал:

— Я вообще не понимаю, как тебя до сих пор не выгнали. — Шерлок непроизвольно дернулся, выдавая себя, и Лестрад, прищурившись, спросил: — Шерлок?

— Я заплатил всем, кто на меня жаловался, — угрюмо сказал Шерлок.

— Все, ничего мне больше не говори, я и без того болею, — отозвался Лестрад, стараясь не засмеяться. — Надо полагать, Майкрофт об этом не знает?

— Это не его дело!

— Продолжай в это верить. Я ему ничего не скажу, если только его не потребуется приободрить, — пообещал Лестрад, и Шерлок недовольно зыркнул на него. — Раз твоя квартира отпадает, где ты планируешь провести свой эксперимент? О нет, — сказал он секундой позже, коря себя за то, что не сообразил раньше, — я не дам тебе спалить наш сад.

— Не говори ерунды, я не собирался его сжигать. Просто разожгу костер. Или в саду, или в одном из парков.

— Только попробуй сделать что-то подобное в парке — тебя тут же арестуют. Ладно, — вздохнул Лестрад, — сад так сад. Но если ты что-то испортишь, то заменишь это, и уберешь за собой весь мусор. Сам уберешь, а не свалишь все на Лена, ясно?

Шерлок надулся, но все же кивнул, тяжело вздохнув.

— У Лена наверняка найдутся длинные гвозди для треноги, — сказал он чуть позже и явно приободрился при этой мысли. — У Энни есть свечки и спички, а у Майкрофта можно взять зажигалку и извлечь из нее воспламеняющуюся жидкость. Остаются только презервативы.

И он ожидающе посмотрел на Лестрада.

— Стыдишься пойти и самостоятельно их купить? В шкафу в ванной есть коробка, — смирившись с неизбежным, сказал Лестрад.

По правде говоря, он будет только рад, если Шерлок уничтожит часть из запасов, которых хватило бы на десять лет, если бы у них был больший срок годности.

Когда Шерлок вернулся из ванной, он странно посмотрел на Лестрада.

— Что? — резко спросил Лестрад.

— Никогда не думал, что спрошу об этом, но все же: ты или мой брат страдаете от гиперсексуальности?

— Просто возьми эти чертовы штуки. У меня вышло небольшое недоразумение в аптеке, и пришлось купить все, что было на стеллаже, ясно?

— Судя по всему, я не единственный, кто стыдится покупать презервативы, — весело сказал Шерлок.

— Отвали, — проворчал Лестрад. — Да, и не забудь сказать Лену, что собираешься делать.
* * *


Услышав какой-то шум, Лестрад уже хотел было обругать Шерлока, но затем понял, что склонившийся над ним мужчина — Майкрофт.

— А, это ты, хорошо, — пробормотал Лестрад. — Я боялся, что это Шерлок вернулся за чем-то.

— Он здесь?

Лестрад окончательно проснулся — такой вкрадчиво-мягкий голос Майкрофта никогда не сулил ничего хорошего.

— Он только что ушел… — Лестрад взглянул на часы и закончил: — Шесть часов назад. Наверное, я вырубился.

— Это объясняет голосовое сообщение от Лена, в котором тот просил меня не волноваться, когда я узнаю, что в доме сработала пожарная сигнализация, — сухо сказал Майкрофт.

Лестрад безуспешно попытался сделать вид, что понимает, о чем речь, и вообще прекрасно себя чувствует и соображает.

— Я так и знал, что ты соврал утром, когда сказал, что хорошо спал. Ты не проснулся от пожарной сигнализации?

— Похоже на то. Я разрешил Шерлоку провести эксперимент в саду.

— Я понял. К сожалению, Лен заинтересовался тем, что Шерлок делал, и эта парочка слишком увлеклась. Достаточно сказать, что Энни была очень недовольна.

— Так Шерлоку и надо. Но я лучше буду держаться от нее подальше, пока она не оттает. Спасибо за предупреждение. Вы с Шерлоком в очередной раз поссорились?

— Нет. Однако я все равно с ним поговорю. Тебе больно, — сказал вдруг Майкрофт.

— Немного. В конце концов, меня подстрелили, еще несколько дней у меня все будет болеть.

— Тебе еще нельзя пить очередную таблетку болеутоляющего?

— Хм. Шерлок их уничтожил, — признался Лестрад, потому что знал, что не сможет скрыть это от Майкрофта.

— Что он сделал? — резко переспросил Майкрофт.

— Расслабься, он не пытался их стащить. Он просто боялся, что у меня возникнет зависимость.

Майкрофт молча обдумал это и кивнул.

— Хоть для него и нехарактерно такое ответственное поведение, подобный поступок вполне в его духе. Когда ты последний раз пил таблетку?

Лестрад не торопился с ответом.

— Грегори…

— Прошлым вечером, — пришлось сказать Лестраду. — Я хотел, чтобы у меня была ясная голова на встрече с представителем собственной безопасности.

— Я же сказал тебе, что никаких проблем не будет.

— Да, и теперь я тебе верю. Тебе нужно работать? — спросил Лестрад, когда Майкрофт достал телефон.

— Нет, я звоню Бонду. Хочу, чтобы он тебя осмотрел.

— Доктора больше не осматривают пациентов на дому.

— Ты не знаешь правильных докторов, — рассеянно сказал Майкрофт и ушел в ванную, чтобы поговорить по телефону.

— Бонд будет здесь через полчаса, — сообщил он, вернувшись.

— Никогда не думал, что увижу в своей спальне Джеймса Бонда.

— Не слишком возбуждайся, я не оставлю тебя с ним наедине.

Лестрад, глаза которого закрывались от боли, ухмыльнулся.

— Тогда тройничок. Майкрофт, мне не нужен доктор.

— На твоей рубашке — засохшая кровь, — тихо ответил Майкрофт.

— Не делай из этого такой трагедии. Я просто потянул швы, когда снимал пиджак, вот и все. Честное слово. Ты поговоришь завтра с Шерлоком? Он делает вид, что все в порядке, но он не привык к покушениям на свою жизнь. А ты все, что у него есть. Вот только теперь у тебя есть еще я, а Шерлок не привык делиться.

— Что?

— Я коряво выразился, — нахмурился Лестрад. — Я имел в виду, что он привык, что ты стоишь для него на первом месте. Ты хоть спросил у него, как он?

— Нет, но я и так представляю его ответ, сделай я подобную глупость, — фыркнул Майкрофт.

У Лестрада хватило ума промолчать.

— Учитывая, что он приходит ко мне, только когда ему что-то нужно… — Майкрофт осекся, вспомнив, что накануне Шерлок ни о чем его не просил.

Взглянув на Лестрада, Майкрофт увидел, что тот с улыбкой наблюдает за ним.

— Только не произноси: «Я же тебе говорил».

— Умеешь ты испортить все удовольствие. Иди и поговори с ним. Он был дерганым и очень раздражительным, а ведь ему так хорошо удавалось не сорваться.

Майкрофт вздохнул и, сев на край постели, положил руку Лестраду на бедро.

— Я уже устал всегда быть ответственным взрослым. Да, я настолько взрослый, что ною сейчас, как ребенок, — криво усмехнулся Майкрофт.

— Совсем чуть-чуть, — успокоил его Лестрад, переплетая свои пальцы с его. — Из-за чего вы с Шерлоком поссорились? Точнее, что он такого опять сказал?

— Я бы не хотел этого повторять, — отрывисто сказал Майкрофт.

— Значит, речь наверняка шла обо мне. Ты безнаказанно позволял ему оскорблять себя. Но все, что он сказал обо мне, он говорил не всерьез. Конечно, если только он не называл меня идиотом — в это он искренне верит. Кстати об оскорблениях: почему вы не обижаетесь и не злитесь так же сильно на нас, простых смертных, как друг на друга?

— Ты действительно думаешь, что я попадусь на эту удочку? — с жалостью покачал головой Майкрофт. — Полагаю, мне все же придется поехать в ту дыру, где он сейчас обретается, и проглотить гордость.

— Можно мне будет посмотреть?

На лице Майкрофта появилось выражение святого великомученика.

— На чьей ты стороне?

Лестрад широко улыбнулся.

— Глупый вопрос, — признал Майкрофт. — Будет лучше, если мы с ним поговорим наедине. Он не слишком склонен к прощению, когда дело касается меня.

— Наклонись-ка, — приказал Лестрад.

— Зачем? — спросил Майкрофт, уже наклоняясь.

— Затем, что я хочу тебя поцеловать, но у меня нет сил приподняться. Ты хороший брат, и не позволяй ему убедить тебя в обратном.

Майкрофт был слишком занят поцелуем, чтобы ответить.

______________
В оригинале часть называется «The game's afoot». У Дойля Шерлок Холмс однажды использовал это выражение в рассказе «Убийство в Эбби-Грейндж» (The Adventure of the Abbey Grange). На русский эту фразу перевели как «Игра началась». «Game is on» ‒ композиция из саундтрека к «Шерлоку» ‒ переводится так же. Однако первоначально выражение «The game's afoot» взято из пьесы Шекспира «Генрих IV» (Часть первая, сцена 3), и на русский переводится, в разных переводах, как «Не поднят зверь, а ты спускаешь свору» или «Ты дичи слишком рано не спугни» (в пер. Пастернака).

Продолжение в комментариях

@темы: переводческое, майстрад, Шерлок, фик

URL
Комментарии
2017-07-15 в 16:47 

Amiranda (a.k.a. Bathilda)
Жизнь прекрасна и удивительна, если правильно подобраны антидепрессанты
читать дальше

URL
2017-07-15 в 16:47 

Amiranda (a.k.a. Bathilda)
Жизнь прекрасна и удивительна, если правильно подобраны антидепрессанты
читать дальше

URL
2017-07-15 в 16:48 

Amiranda (a.k.a. Bathilda)
Жизнь прекрасна и удивительна, если правильно подобраны антидепрессанты
читать дальше

URL
2017-07-15 в 16:49 

Amiranda (a.k.a. Bathilda)
Жизнь прекрасна и удивительна, если правильно подобраны антидепрессанты
читать дальше

URL
2017-07-15 в 16:51 

Amiranda (a.k.a. Bathilda)
Жизнь прекрасна и удивительна, если правильно подобраны антидепрессанты
читать дальше

URL
2017-07-15 в 16:51 

Amiranda (a.k.a. Bathilda)
Жизнь прекрасна и удивительна, если правильно подобраны антидепрессанты
читать дальше

URL
2017-07-15 в 16:52 

Amiranda (a.k.a. Bathilda)
Жизнь прекрасна и удивительна, если правильно подобраны антидепрессанты
читать дальше

URL
2017-07-15 в 16:54 

Amiranda (a.k.a. Bathilda)
Жизнь прекрасна и удивительна, если правильно подобраны антидепрессанты
читать дальше

URL
2017-07-15 в 16:55 

Amiranda (a.k.a. Bathilda)
Жизнь прекрасна и удивительна, если правильно подобраны антидепрессанты
читать дальше

URL
2017-07-15 в 16:56 

Amiranda (a.k.a. Bathilda)
Жизнь прекрасна и удивительна, если правильно подобраны антидепрессанты
читать дальше

URL
   

Глупые разности от Бати

главная